ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Рус Тат
Официальный сайт
Нижнекамского
муниципального района
Республики Татарстан
Закрыть
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Официальный сайт
Нижнекамского
муниципального района
Республики Татарстан
Закрыть
Тимур Мустакимов, пианист: «Вместе отпраздновали нашу помолвку на сцене, играя на двух роялях»
Горожанин
  • 02 Февраля 2020 - 09:08
  • Просмотров: 1651

В интервью «БИЗНЕС Online» пианист Тимур Мустакимов рассказал о том, как переехал в США из Нижнекамска и почему для него по-прежнему почетнее выступать на малой родине.

ИЗ БАЛЬНИКА В ПИАНИСТЫ

— Тимур, вас сейчас смело можно назвать пианистом международного класса, который не перестает поражать своим музыкальным талантом общественность во всем мире. Расскажите немного о себе. Где вы обучались, кто был вашим первым учителем?

— Начал я свое музыкальное образование в нижнекамской музыкальной школе №1. Поступил поздновато, в 9 лет, но окончил ее экстерном. Первым моим учителем была Татьяна Киселева, которая меня подготовила к поступлению в специальную школу-лицей при Казанской консерватории в класс профессора Эльфии Бурнашевой. После, на первом курсе консерватории, я уехал учиться в Нью-Йорк к выдающемуся пианисту Владимиру Фельцману. Последние 10 лет живу и работаю в США.


— При каких обстоятельствах вы впервые познакомились в детстве с инструментом? Любовь к нему возникла сразу?

— В детстве нас классом записали на бальные танцы. Они меня особенно не заинтересовали, а вот пианино, на котором играла Галина Абрамова, запало в душу. Я подбегал в перерывах и старался что-то играть. Однажды она меня поймала, проверила слух, чувство ритма и сказала привести родителей. Я думал, что не избегу экзекуции, а вышло наоборот. Галина Ивановна посоветовала поступать в музыкальную школу. Мама волновалась, потому что мне было уже 9, но Абрамова предсказала, что закончу экстерном. Так и вышло.

— Как часто вы приезжаете на свою малую родину с концертами?

— Стараюсь каждые полгода. В моем любимом Нижнекамске живут родители.

— В этот раз вы выступали в музыкальном колледже имени Сайдашева в Нижнекамске не один, а с прекрасной пианисткой Джин Лин. Говорят, что она ваша невеста, правда?

— В этот раз приезд был особенно волнительным для меня. Да, я выступал с моей удивительной невестой, американской пианисткой, в сопровождении камерного оркестра. Все вместе отпраздновали нашу помолвку на сцене, играя на двух роялях. Что может быть лучше для влюбленных музыкантов?


— Да, действительно! Искренне поздравляем вас с помолвкой! В прошлом году у вас был первый гастрольный тур в Китае, а именно в Пекине, Шанхае, Чонгкинге и Сучжоу.

— Тур грандиозный. Я сыграл 10 концертов за короткий срок в 12 дней. Влюбился в эту страну! Культура, традиции — все очень близко моей душе. В прошлой жизни, скорее всего, был китайцем!

«НАШЕЛ РАБОТУ ЦЕРКОВНЫМ ОРГАНИСТОМ, СОЛГАВ, ЧТО Я ПРОФЕССИОНАЛ»

— В каком учебном заведении вы учились в США? Сложно ли было поступать?

— Я участвовал в Piano Summer at New Paltz, одном из самых престижных фестивалей Америки для молодых пианистов. В рамках этого мероприятия я победил на конкурсе имени Флиера, названном в честь учителя Фельцмана. После победы Владимир предложил учиться у него в магистратуре Mannes College, чему я был рад и принял предложение. Это удивительная возможность не только учиться у музыканта мирового уровня, но и находиться в центре музыкального мира, в Нью-Йорке.


— Как думаете, как сложилась бы судьба, если бы вы не решились переехать в США? Вы это сделали в столь юном возрасте, почти в 20 лет…

— Точно сложилась бы судьба по-другому! Когда я решил переехать в Нью-Йорк, мало что понимал о возможностях и карьере. Единственный импульс — учиться у лучших музыкантов мира и находиться в центре музыкальной жизни Нью-Йорка. Если бы я был постарше и поумнее, вряд ли бы решился на такой шаг. Оказалось непросто поначалу. Другой темп города, язык (хотя 22-я школа Нижнекамска, в которой я проучился 2 года, мне здорово помогла). Нашел работу церковным органистом, солгав, что я профессионал! Даже со страху на педали жал немного! На органе ножная педаль — это отдельное искусство, которым нужно серьезно заниматься. Готовить немного умел, а в Нью-Йорке, мультикультурном городе, даже научился что-то делать не из нашей кухни!

— Какие награды вам удалось получить за это время?

— Я победитель многих конкурсов. Золотая медаль Midwest International Piano Competition, победа на конкурсе NTD International Piano Competition, после которой обо мне сняли документальный фильм. Его увидели более 100 миллионов зрителей по всему миру. Всех не перечесть…


— Вот это очень интересно! Расскажите, как проходили съемки? Кто был режиссером?

— Матиас Магнассон. Картину мы построили на произведении «Чакона» Баха — Бузони. Пьесу эту я очень люблю и играл ее не раз. Даже написал дипломную работу на тему чаконы (инструментальная пьеса, популярная в эпоху барокко, — прим. ред.), где как бы связал музыку с «Откровением» Иоанна Богослова. Такая творческая свобода исполнителя слышать и видеть музыку глубоко субъективна.

— На каких сценах выступать для вас было почетно?

— Очень почетно и радостно играть у себя в родном городе! Это особенно волнительно, ведь в зале твои самые дорогие и любимые люди. Я выступал в Карнеги-холле, Kennedy Center Alice Tully Hall в том же Нью-Йорке. В Уфе недавно открыл «Зимний фестиваль» Национального симфонического оркестра Башкортостана. Замечательный зал, а самое главное — публика прекрасная, живая, горячая!  


— Вы сказали, что выступали в Kennedy Center Alice Tully Hall — это же крупнейший в США национальный культурный центр! Как вам удалось организовать там свой концерт? Несмотря на сцену такого высочайшего уровня, вы говорите, что вам почетнее выступить в родном городе.

— Организовано мероприятие было после моей победы на лучшее исполнение концерта Бетховена «Император». Почетно играть у себя в городе, но прежде всего волнительно. В зале самые дорогие, любимые люди в моей жизни! Поэтому то, когда выступаю в Нижнекамске, сравнить не с чем!

«СКРЯБИН — ОДИН ИЗ ТРЕХ МОИХ САМЫХ ЛЮБИМЫХ КОМПОЗИТОРОВ»

— Сочинения каких композиторов вы исполняете чаще всего на выступлениях?

— Я российский пианист, но сейчас больше всего концентрирую свое внимание на Гайдне, Шуберте и Бетховене. 

— Почему тогда чаще играете музыку немецких композиторов?

— Немецкая музыка — самая главная, которую мы имеем. Ответить полно и детально, в чем причины этого, в двух словах просто невозможно. Если очень упрощенно, то немецкая музыка экзистенциальна. Это такой пример баланса мысли и чувства, спонтанности и импровизационности с организацией и порядком. В общем, в ней сосуществует все вместе.


— Близко ли вам творчество великого композитора Александра Скрябина? С точки зрения композиторской техники его музыка близка творчеству представителей Новой венской школы.

— Он один из трех моих самых любимых композиторов. Музыку Скрябина просто обожаю и чувствую себя в ней как дома. Связи с нововенцами могу увидеть, но больше умозрительно. Он и прекрасен тем, что вообще ни на кого не похож. Было влияние Шопена в молодости, но и это исчезло довольно быстро.

— О Скрябине известно, что он являлся приверженцем весьма странной идеи завершить нынешний цикл существования мира, соединить мировой дух с косной материей в некоем космическом эротическом акте. Как вы считаете, этот факт подчеркивает гениальность или сумасшествие композитора?

— И то и другое! Когда я думаю о нем, мне всегда радостно осознавать, каким музыкальным гением он был, несмотря на опасные идеи, которые и выстроили его как личность. Оказался бы не таким талантливым, история этого человека стала бы грустной.

— «Поэму экстаза» Скрябина вы могли бы назвать ярчайшим произведением той эпохи?

— Произведение удивительной красоты, какими бы он идеями ни вдохновлялся. Вообще, новые чувства, которые были описаны им в музыке впервые как экстаз, ужас, вселенская радость, — неотъемлемые грани его таланта. Чувство, доведенное до последней ступени, — это очень по-скрябински.


— Любопытно, спасибо! Вы сами музыку писать еще не начали?

— Ее серьезно не сочинял — нет времени. Но хочу завершить один проект! Посмотрим. 

ПОЧЕМУ НИЖНЕКАМСКУ НУЖЕН СВОЙ ФЕСТИВАЛЬ

— Чем занимаетесь в свободное время? Наверняка, у вас его не так много сейчас.

— Люблю гулять пешком. Знаю окрестности Филадельфии, где я живу, великолепно, Нижнекамск — тоже, в Уфе успел побродить. 

— Какие впечатления у вас остались от последнего своего концерта в столице нефтехимии? Насколько нам известно, зал оказался полон и билеты были раскуплены чуть ли не за месяц до мероприятия.

— В декабре я сыграл второй большой концерт у себя в Нижнекамске. Все началось с благотворительного мероприятия в поддержку моей музыкальной школы. Концерт прошел с огромным успехом. Мы собрали полный зал. Ажиотаж был удивительным! На этой волне состоялся декабрьский рождественский вечер уже с двумя роялями и с оркестром! Как видите, мы идем на усиление, чему я очень рад. На декабрьском концерте не хватало мест в зрительном зале! Люди стояли по бокам сцены! О чем это говорит? Нижнекамск любит музыку страстно и по-настоящему, поэтому я приложу все усилия, чтобы у нас в городе родился музыкальный фестиваль. Свой, не приезжий, нижнекамский. На него будут приезжать музыканты, любители музыки из ближних городов, да и со всей России. Последний концерт тому подтверждение. В зале были гости из Москвы, Казани, США! Я уверен, что у нас есть возможность создать что-то, чем город мог бы гордиться, — своего рода трейд-марку, символ! Как говорится, поезд тронулся, господа!


— Нижнекамск, на ваш взгляд, можно назвать культурным городом?

— Культурный облик у него замечательный. Как я уже говорил, нижнекамцы обожают классическую музыку и заполняют залы на ура. 

— Что бы вы хотели поменять там, если бы была такая возможность?

— Ничего. Сейчас я надеюсь на поддержку моей идеи создать фестиваль, который будет приковывать к себе внимание не только республики, но и за ее пределами. Посмотрим, что получится. Профессия музыканта на Западе очень престижна. Они четко понимают, что лучших музыкантов нужно поддерживать, чтобы те были рядом. Например, 10 лет назад при поступлении в Mannes College мне дали полную стипендию (а образование там стоит огромных денег) и подарили рояль Kawai.

— Как считаете, что производит больший эффект на зрителя — харизматичная личность артиста или его мастерство?

— Прежде всего великая музыка! Любая, не только классическая. Бывает хорошая музыка и плохая. Вот первая и впечатляет людей. Хотя неплохо выглядеть на сцене никогда не помешает.

— Тимур, спасибо. И напоследок еще один вопрос. Как вы себя продвигаете?

— Никак, просто не умею. У многих это получается гораздо лучше. Я занимаюсь тем, без чего не жить, — подобное меня делает самым счастливый человеком…


Заметили ошибку в тексте?
Выделите ее мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Текст сообщения*
Читайте также
Показать еще